ФЭНДОМ


О конкретной локации смотри Авалон.

Благородный Фантазм
Авалон

Avalon

Ufotable Avalon Shirou regenerate

UcAvalon

Имя на японском: アヴァロン
Название: Та Далёкая Утопия
Название на японском: 全て遠き理想郷
Транскрипция: Subete Tōki Risōkyō
Владелец: Сэйбер
Айрисвиль фон Айнцберн (Пользователь)
Эмия Кирицугу (Пользователь)
Эмия Широ (Пользователь)
Тип: Барьер[1][2]
Ранг: EX[1][2]
Максимальное число целей: Защита 1 человека[1][2]

Авалон: Та Далёкая Утопия (全て遠き理想郷アヴァロン, Avaron: Subete Tōki Risōkyō, англ. Avalon: The Everdistant Utopia) — священные ножны Экскалибура, воплощение утопии, к которой стремится Король Артур, изначально похищенные у неё незадолго до Битвы при Камланне из-за происков Феи Морганы. Роскошная часть экипировки, изготовленная ​​из золота и украшенная синей эмалью, что делает их больше похожими на сокровище, указывающее на достоинство и благородство носящего, наподобие короны или жезла, чем на боевое снаряжение. Никто не знает, с помощью каких божественных тайн они изготовлены, но они были созданы феями вместе с Экскалибуром. Посередине ножен выгравирована надпись на языке Фей, что указывает на нечеловеческое происхождение. Они гарантируют обладающему ими своего рода бессмертие путём усиления регенеративных способностей, а также предотвращают старение. Утопия Авалона, как считается, является отголоском легенд из греческой мифологии, в которых описывается остров на котором растёт «Яблоко Бессмертия».[3]

Этот Благородный Фантазм не был призван из Трона Героев вместе с Героическим Духом, его фактического владельца Сэйбер, благодаря её уникальному положению. Он отличаются от других Благородных Фантазмом, используемых Слугами, тем, что являются подлинным артефактом, который был найден на раскопках в Корнуолле по просьбе Айнцбернов незадолго до Четвёртой Войны Святого Грааля. Он до сих пор в отличном состоянии, даже после полторы тысячи лет, хотя они не работают без связи со своим первоначальным владельцем. Был использован в качестве катализатора, чтобы призвать Артурию, как Слугу в класс Сэйбер; после призыва его существование держится в секрете от неё. Позже он был использован для спасения жизни Эмии Широ в конце Четвёртой Войны Святого Грааля, и вновь был использован как катализатор, чтобы призвать её в Пятой Войне Святого Грааля.

Ножны обеспечивают мощное исцеление, что позволяет быстро исцелять критические и даже смертельные раны владельца. Они могут легко исцеляют мелкие травмы, и даже восстанавливают отсутствующие части тела и разрушенные органы, включая сердце. Целиться в любое другое место, кроме головы, чтобы уничтожить мозг — бесполезно. Но у них есть пределы исцеления. Например, исцеление проклятой раны, полученной Широ от укола Гэй Болга, занимает много времени, а исцеление последствий от столкновения атак Эа c Экскалибуром и восстановления здоровья Сэйбер, требует несколько минут.

Его назначение как Благородного Фантазма — «абсолютная защита»; он погружает использующих его во владения фей, на Авалон, недоступную утопию, о которой мечтал Артур, и куда он, как говорится в легенде, ушёл после смерти. Это величайшая защита в мире, которая выходит за рамки обычной защиты или отражения, которая полностью изолирует использующих её от обычного мира. Ножны рассеиваются в воздухе на бесчисленные крошечные частицы и окружают владельца, становясь «переносной крепостью», которая защищает от любого вмешательства. Это Ограничивающий Барьер безмятежной сказочной страны, который сдерживает всю грязь окружающего мира и не позволяет нарушить спокойствие Короля, находящегося на Авалоне. Индивидуальная защита от любого разрушительного вмешательства в материальном мире, из параллельных миров и других измерений вплоть до шестого измерения. Эта защита находится на уровне Истинной Магии, фактически это сама по себе Истинная Магия, которая превосходит любую магию, и даже пять Истинных не смогут преодолеть этот барьер.[4]

О них говорится в легендах об Артуре, что после того, как Артур получил Экскалибур, Мерлин обратился к нему с «волшебными ножнами», которые не допустили бы пролития и капли его крови, пока он владеет ими. Их можно назвать даже более ценными, чем Экскалибур, так как их потеря стала причиной его смерти.[5] На вопрос: «Ваше высочество. Что нравится вам больше, меч или ножны?», Артур без колебаний ответил, что меч лучше. Мерлин отругал его за такой ответ: «Пожалуйста, не ошибитесь. Ножны стоят десяти таких мечей. Меч косит врагов, а ножны защищают вас. До тех пор, пока у вас есть при себе ножны, не прольётся ни капли Вашей крови и не останутся никаких ран. Вы должны по-настоящему ценить ножны, а не меч».

Благородный Фантазм Мастера Править

Авалон также может быть использован как Благородный Фантазм Мастера, после призыва Сэйбер. Он может быть рассеян и запечатан внутри Мастера Сэйбер или кого-либо другого, кто будет постоянно находиться рядом с ней, как Айрисвиль фон Айнцберн. Будучи Концептуальным Оружием, они предоставляют им свои регенеративные способности, а также дают им возможность обеспечивать Сэйбер бо́льшим количеством магической энергии. Контракт между Сэйбер и Мастером не является обязательным требованием для использования способностей Авалона, но с заключившими контракт, возможности ножен проявятся в полной мере, позволяя им получать магическую энергию от Сэйбер. Благодаря этому, Кирицугу, который может использовать Врождённый Контроль Времени лишь на краткий период времени из-за причиняемого себе урона, достаточного, чтобы сломать кости и разорвать сухожилия, может удвоить его силу на более длительный период. Однако ножны лишь сводят на нет получаемые повреждения, он по-прежнему будет чувствовать сильную боль.

Возможности Авалона менее сильны у тех, кто не заключал контракт, что позволяет использовать регенеративные способности только при достаточной близости Сэйбер, которая обеспечивает приток магической энергии к нему. Чем ближе она находится, тем больше магической энергии она сможет ему дать и тем больше будет эффективность работы, а максимальная польза будет при прямом контакте с владельцем ножен. Поэтому его свойства не будут проявляться, если она не сможет обеспечить его магической энергией, даже будучи вблизи обладателя. Этого достаточно, чтобы удерживать Айрисвиль в форме человека, когда, как правило, она должна начать разрушаться и терять функции человеческого существа из-за её сущности — сосуда Грааля. Она должна быть недалеко от Сэйбер, чтобы нормально действовать, но её страдания увеличиваются, если Сэйбер отдаляется.

Авалон можно в любой момент забрать у пользователя и передать другому. Айрисвиль может проявить его, сложив руки на груди и сконцентрировав магическую энергию на кончиках пальцев, проявив ножны в виде силуэта света, прежде чем окончательно материализовать их. Кирицугу способен сделать то же самое, чтобы вложить его в умирающего Широ, и они остались с ним на долгие годы. Хотя Сэйбер ушла, когда Кирицугу отдал ножны Широ, их остаточной энергии оказалось достаточно чтобы исцелить его. Позже они стали бездействующими, но они делают его ближе к мечам и фактически меняют его Элементальное Родство и Исток на «Меч».

Когда Пятая Война Святого Грааля переходит в стадию подготовки, магическая энергия начинает течь в Авалон, благодаря этому было утверждено, что Широ призовёт Сэйбер.[6] После того, как они были использованы в качестве катализатора для призыва Сэйбер, связь с ней была полностью восстановлена, и они исцеляют его от нескольких смертельных ран на протяжении Войны. Они остаются объединёнными с ним в Unlimited Blade Works и Heaven’s Feel, но во время Fate он обнаружил их, благодаря чему ему и Сэйбер удалось использовать его защитные функции, спроецировав его, защитившись от выстрела Меродаха. Они смогли вытащить их с помощью Сэйбер, которая придала им форму, в то время как Широ собрал их фрагменты и спроецировал их, чтобы вернуть ей спустя столько времени. Даже после разделения с ним, они слились с ним до такой степени, что он оказался способен создать их идеальную проекцию без недостатков, и обходя все шаги проецирования, обладая полной информацией о них. После исчезновения связи с Сэйбер, можно сказать, образ Авалона у него также исчезает.[7]

Ссылки Править

  1. 1,0 1,1 1,2
  2. 2,0 2,1 2,2